Асимметричные инфовойны пространства ШОС

Введение

Сложившаяся геополитическая обстановка ставит страны ШОС в позицию участников планетарного противостояния в политическом, экономическом, когнитивном пространствах. Это положение является секретом Полишинеля и трюизмом.

Феномен «гибридной войны», ярко продемонстрированный в сегодняшних событиях на Украине, иллюстрирует важное свойство современного противостояния в конфликте: асимметрия в многомерном пространстве.

Развернувшееся во второй половине 2013 г. политическое противостояние, формально инициированное вопросом о вхождении Украины в ЕС, к настоящему моменту характерно наличием нескольких «центров силы» и нескольких участников конфликта с различными целями, ресурсами, стратегиями[1].

Развертывающийся конфликт представляет собой информационно-психологическую операцию и в значительной мере проводится в информационном поле[2]. Практика «арабской весны» и схожих операций последних лет показывает, что недооценивать эффективность подобных операций крайне опасно. Характерно, что современные техники проведения подобных операций существенно опираются на современные телекоммуникационные возможности: сотовую связь, интернет как техническую инфраструктуру, интернет как среду социальных сетей и распространения информации.

Важным элементом, удачно подкрепляемым технологической «средой», является «роевая», сетевая структура организации участников конфликта. Особенно атакующей стороны. И обеспечение штабных структур противника соответствующими методиками проведения сетевого информационного конфликта, успешно отшлифованными в ходе «арабской весны».

Структура этой сети включает в себя не только акторов и их связи (что исследуется в задачах анализа социальных сетей, например), но и такие сущности, как ресурсы, задачи, компетенции, мотивации.

Однако необходимо отметить, что сегодняшняя работа[3] политтехнологических структур, обеспечивающих «ответную» часть конфликта – в недостаточной мере использует современные возможности и средства проведения информационной войны, как по непрерывному системному мониторингу процессов, объектов и субъектов конфликта, так и по планированию и проведению роевых операций.

Это выливается как в видимый выигрыш в информационном поле сторонников «майдана», так и в методологически неверную стратегию контр-майданной работы, основанной на симметричном противоборстве (ТС лучше чем ЕС; «кровавые бандиты» против героически стойких солдат ВВ и «Беркута» и т.д.). Ситуация усугубляется и тем, что в динамично развивающейся ситуации «майдана» происходит дрейф целей и смыслов; так, по состоянию на середину января можно уверенно говорить о сходе с повестки тематик «евроинтеграция» и возникновении (например) повестки «изоляционизм». Возникают новые идеи, и новые сетевые структуры, их обеспечивающие.

Практика применения описанных инфоопераций, в силу своей успешной и феноменальной рентабельности неизбежно распространяется и на иные площадки. Примеры тому постоянно наблюдаем: Сирия, Иран, ИГИЛ, Гонконг осени 2014.
Страны ШОС в силу геополитических реалий в значительной мере являются объектами применения информационно-психологической войны. В прицеле не только Россия, но и Китай, Казахстан, Киргизия. Активная работа по этим целям уже фиксируется, но пока в пристрелочном режиме.

Методологической основой планирования сетецентрических операций информационно-психологической войны выступает известный цикл НОРД –наблюдение, оценка, решение, действие. Вложенные и сопряженные циклы НОРД как операционный конвейер.[4] Именно концепция цикла Бойда (по имени автора) лежит в основе сегодняшней архитектуры сетецентрических войн, важной компонентой которых является информационно-психологическая война, и на которой базируются проектировщики «майдана».

 

Выигрывает тот, кто

  1. выполняет свой цикл быстрее
  2. точнее определяет точку воздействия
  3. больше ресурсов выведет в точку воздействия

 


 

Цикл НОРД[5] прямо иллюстрирует основное правило информационной войны: «выигрывает первый».  Отсюда же вытекает стратегия: минимизация собственного цикла и максимизация цикла противника. Отсюда же вытекает первый практический шаг: минимизация по времени и максимизация по объему этапов наблюдения и оценки.

 

1.       Асимметричность операций.

Подавление цикла Бойда (цикла НОРД) противника основано на трех алгоритмах:

1.1.  обозначение ложных целей в собственном цикле управления («рефлексивное программирование») – например, обозначением «трусости» Януковича и неспособности к силовым решениям; или введением информации о центре принятия решений в штабе «партии регионов»

1.2.  обозначение ложных целей атаки – например, формирование образа «майдана» как точки противостояния, узловой точки конфликта; тем самым решая задачу концентрации ресурсов противника в ложной цели

1.3.  Операция в цикле НОРД – принципиально скоротечная; это обусловлено тем, что  иерархия циклов (вложенность) быстро ведет к нарастанию неопределенностей из-за рассогласования времен. Чем больше удерживается статика – тем сильнее разрушается управление, основанное на цикле НОРД. «Потеря темпа грозит потерей качества».
Отсюда – парадоксальный алгоритм: при удержании информированности о состоянии конфликта – затягивание активных действий, максимально долгое удержание острой фазы конфликта в статичном состоянии – что, кстати, и происходит сейчас на «майдане». Отсюда же непрерывные попытки оппозиции обострить противостояние и вывести его из пата «мягкой подушки» ОМОНа.

 

Все алгоритмы разрушения цикла Бойда противника (т.е. решение и действие) базируются на как можно более раннем выявлении

  • Цели атаки (в т.ч. ложные цели)
  • Структура (траектория) атаки
  • Штабные структуры (выявление управления противника: структура связности, траектории передачи управления, точки связности)
  • Структура ресурсов (структура сети формирования и передачи ресурсов: от денег до групп «интернет-сопротивления»)

 

Отсюда – первоочередная практическая задача, хорошо согласуемая с положением НОРД: наблюдение и оценка носит непрерывный характер, поскольку сетевая структура архитектурно избыточна и вариативна, и достижение цели в ней может идти различными траекториями.

 

  1. «Атака по штабам» - не конфликт в терминах сложившегося противостояния, а формирование угрозы (информационной, ресурсной) центрам связности сети противника.
    Примечательно – что не только управляющим структурам, как это обозначалось в известной концепции Мао. Но именно по тем элементам сети, которые играют роль центров связности. Это может быть ключевой ресурс, ключевой игрок, важный эмоциональный ключ и т.д.

 

Информационно-психологическая операция (ИПО) – в первую очередь операция по искажению модели мира, на основании которой противник принимает решение. Задача оператора ИПО  – сформировать у противника такую картину на этапах наблюдения и оценки, которая подвигает его на неверное решение и действие.

В силу того, что ИПО формирует искажение не напрямую, через дезинформацию наблюдателей и датчиков противника, а опосредованно, через формирование искажения в массовом сознании (а воевать с массовым поражением симметичными методами запредельно дорого), то стоит задач вычленения точек уязвимости в структуре управления противника. Локализация и изоляция которых приводит к дезорганизации управления за счет разрушения связей. Подобная работа – прямо указывает на необходимость использования технологий рефлексивного управления при проектировании сценариев воздействия.

И в завершении - следующая практическая задача: после выполнения деструктивного действия (либо вброса ложной цели, либо нарушения траектории атаки, либо изоляции/компрометации центров связности в структуре сети) необходим мониторинг последствий.
Считывание конфигурации цели-траектории-сети противника после удара.

Тем самым цикл НОРД замкнулся.

Готовность к противодействию и реализации асимметрии ИПО обеспечивается выполнением на этапах НОРД ряда задач:

Наблюдение

1.       Автоматизированное выявление основных тематик («инфоповодов»), вбрасываемых в инфополе.

2.       Автоматизированный сбор сообщений по тематикам основных вбросов противника («майдан», «кризис власти» и т.д.) - во всех онтологических расширениях понятия. Построение структур распространения сообщения (перепечатки, «перепевы», цитирование, ссылки) во временном и географическом пространстве.

3.       Постоянный мониторинг набора источников, постановка на мониторинг сообщений из вновь возникающих источников; рейтингование источников, оценка их достоверности, актуальности, вторичности.

4.       Идентификация авторов сообщений, их связи с источниками; идентификация ньюсмейкеров, формирование базы мессаджей (прямая и косвенная речь); идентификация ресурсов.

5.       На основе анализа сообщений – идентификация (выявление) структуры факторов с целью выявления мотиваций (построение когнитивной карты проблемной ситуации)

6.       Выявление фактографических связей авторов, источников, ньюсмейеров, ресурсов как между собой, так и с иными физическими и юридическими лицами (акторами) на основании анализа открытых источников, wikileaks, offshoreleaks, учетных баз налоговых служб и т.п.

7.       Формирование совокупной сети, состоящей из сообщений, источников, авторов, ньюсмейкеров, акторов, ресурсов, компетенций, мотиваций и связей между ними («социально-организационная сеть ИПО»)

Оценка

  1. Выявление структур связности

a.       Смысловой: кластеризация сообщений по мере смысловой близости; развертывание кластеров во времени;

b.      Классификационной: связь между смысловыми кластерами и сетью авторов/источников

c.       Фактографической: провязка сообщений в кластерах к физическим и юридическим лицам, авторам, источникам, ресурсам

d.      Организационной: провязка компетенций, мотиваций, ресурсов, когнитивных факторов и акторов

  1. Сетевой анализ, выявление центров связности, выявление траекторий передачи информации/ресурсов по сети; анализ influence net (распространение вброса во времени по сети)
  2. Анализ устойчивости - выявление в совокупной сети сообщений + фактографической сети аффилированности узлов (физических и юридических лиц), выключение которых из сети приводит к разрушению связности сети или ухудшению (замедлению, деградации качества, искажению) передачи сигналов/ресурсов
  3. Формирование дайджестов/отчетов по

a.       Актуальные тематики/кластеры, их содержание, интенсивность, динамика

b.      Актуальные акторы (авторы, физ- и юрлица) причастные к актуальным тематикам

c.       Текущий на момент наблюдения перечень «болевых точек» сети: физ-юрлица, авторы, кластеры, обрубание связей которых приводит к деградации сети. Это – фактически список атакуемых объектов

  1. Формирование списка целей: тематических сюжетов и/или сущностей, по отношению к которым необходимо решение

Решение

1.       Для каждой цели из списка - формирование предполагаемого воздействия, определяемого исходя из природы атакуемого узла-цели и его связей (вброс иной тематики; дезавуирование источника; флуд в источнике; разрушение связи между акторами и т.д.).

2.       Имитационное моделирование – построение социальной сети ИПО с включением предполагаемых воздействий и оценочный анализ  устойчивости и связности предполагаемой результирующей сети.

3.       Отбор из списка решений тех из них, которы по результатам моделирования могут дать наибольший эффект. Порождение «оптимального» сценария воздействия на сеть противника как последовательности актов-сцен.

Действие

1.       Формирование списка ресурсов, необходимых для реализации решений

2.       При необходимости – развертывание (докупка, подключение, договоренности) дополнительных ресурсов

3.       Формирование план-графика

4.       Постановка задач на исполнение

5.       Реализация отобранных решений.

Аналогичная структура связей развертывается не только по сети связей противника, но и по своим силам и средствам. Это позволит оценивать не только эффективность воздействия на сеть противника, но и моделировать возможные контратаки и заранее выявлять траектории атаки противника.

Развертывание описанного комплекса задач – необходимый фактор обеспечения готовности к асимметричному ответу на поднимающуюся волну, ментальную атаку на страны ШОС.
И, конечно, в соответствии с постулатами Сунь Цзы, выигрывает тот, кто успевает раньше.



[1] Подробное описание ситуации, в т.ч. в динамике – представлено в ряде других документов и не является предметом рассмотрения настоящего документа. Статья готовилась в январе 2014г.

[2] Площадь основного противостояния – «майдан» - это территория ориентировочно 500х300 кв.м. Площадь на ул.Грушевского, перед стадионом «Динамо» - 200х200 кв.м. Фактически – сцена размером с Колизей. С ровно тем количеством участников, которое туда может поместиться (несколько тысяч человек, 2-3 роты ОМОНа). Площадки и численность  участников в других городах – еще меньше, и существенно. Реальное физическое противостояние заменено видеокартинкой и активной работой в информационном и ментальном поле.

[3] Напомним – статья готовилась в январе 2014г

[5] Любопытно, что сегодняшние представления о цикле НОРД являются прагматично технологизированным подмножеством стратагем Сунь Цзы. Представляется крайне интересной задача рассмотреть с точки зрения системного анализа и задач автоматизации управления весь набор максим великого китайского стратега.

Comments